10:40, 16 декабря 2022, 10:40
Количество просмотров 1678

COFFEE LIKE не строит бизнес на публичности

Группа частных инвесторов, среди которых есть топ-менеджеры издательства «АСТ», в 2018 году выкупили сеть кофе-баров COFFEE LIKE у Аяза Шабутдинова, и на протяжении нескольких лет предпочитали оставаться в тени.
COFFEE LIKE не строит бизнес на публичности

Группа частных инвесторов, среди которых есть топ-менеджеры издательства «АСТ», в 2018 году выкупили сеть кофе-баров COFFEE LIKE у Аяза Шабутдинова, и на протяжении нескольких лет предпочитали оставаться в тени.

Управляющий партнёр сети кофеен Антон Макаров сказал, что это был осознанный ход — необходимо было сначала перестроить бизнес и исправить некоторые ошибки. Теперь, когда бизнес-процессы компании настроены, он рассказал, как сеть развивается после смены собственника.

Почему вы в 2018 году заинтересовались бизнесом в формате «кофе с собой» и приобрели именно это предприятие?

Мы были знакомы с компанией давно и понимали её потенциал. Я лично помню самый первый киоск COFFEE LIKE, который Аяз с Зуфаром [Шабутдинов и Гарипов — прим. ред.] открыли на остановке местного университета.

Когда в 2018 году сеть доросла до 300 точек, она стала инвестиционно-привлекательной, потому что на этом масштабе можно строить что-то фундаментальное. Если сеть меньше таких объёмов, она находится в «долине смерти». Поэтому, когда компания «вышла на продажу», мы договорились и оформили сделку.

Какое будущее у COFFEE LIKE вы видели тогда, в 2018 году?

Мы подсчитали количество кофейных точек на душу населения в России, сравнили его с такими же показателями в Европе, США и Латинской Америке. И пришли к выводу, что на рынке «кофе с собой» в России много возможностей.

Потребление кофе у нас всегда было намного ниже, чем в Европе и США. Наши мамы и папы пили растворимый кофе, а зернового просто не было. Его потребление начало расти только в начале 2000-х годов и сейчас составляет около 1 кг в год на душу населения. Для сравнения: в Северной Европе этот показатель выше 8 кг. Очевидно, нам есть куда расти.

В итоге за четыре года мы вырастили большую сеть, которая обладает достаточным объёмом потребления, чтобы мы могли создать свой торговый дом, обжарку на 70 тонн (скоро будет 120 т), производственные линии по дрип-пакетам и прочее.

Больше 20 лет назад мы все смотрели «Красотку» с Ричардом Гиром. Там главные герои пили кофе из бумажных стаканчиков. Когда они появились в нашей жизни, был небольшой шок. Представьте, мы идём по улице в Ижевске и пьём кофе из бумажного стаканчика! Совсем недавно это выглядело действительно необычно.

В каком виде вам досталась сеть?

Она была в разобранном виде. Это был такой «Франкенштейн», над каждой частью которого кто-то поработал, но не закончил, потому что и так сойдёт.

Приходилось объяснять существующим сотрудникам, что концепция работы поменялась и теперь многое нужно делать по-другому. Это и не хорошо, и не плохо. На тот момент такой подход к управлению был оправдан и позволил сети пройти «долину смерти», не потеряв пальму первенства.

 - рис.1

К настоящему времени COFFEE LIKE сильно изменился. Ещё многое предстоит сделать, но уже сейчас это крупнейшая в России сеть с узнаваемым фирменным стилем. В этом большая заслуга всех, кто работал над компанией.

До сих пор в публичном поле имя Аяза и его неоднозначная репутация ассоциируют с сетью COFFEE LIKE. Это не мешает?

Такие ассоциации и правда есть. Бизнесу это не мешает, наши франчайзи хорошо знают нашу внутреннюю обстановку и общее направление. Но меня удивляет, что до сих пор некоторые интернет-воины используют аргумент, что нас нет. Ну вот как к такому относиться?

По данным World Coffee Portal «Allegra» сеть входит в топ-10 самых быстрорастущих сетей Европы. По числу открытых кофе-баров мы самые крупные в России.

Мы изначально выбрали политику непубличности и создали за это время ведущего игрока в стране. С момента сделки мы поменяли концепцию работы с франчайзи, сейчас в большинстве случаев новый кофе-бар открывается «старым» партнёром. Мы практически не работаем с новичками.

Так что я бы не сказал, что репутация Аяза нам как-то мешает. С момента смены собственника он не имеет к компании никакого отношения, кроме того, что он с Зуфаром её основал.

У нас успешный бизнес. Мы открыты, вся информация доступна. Кому надо, тот может сам посмотреть и всё проверить. Нам в бизнесе важны цифры, а не борьба с ветряными мельницами.

Как COFFEE LIKE изменился после 2018 года?

Мы выросли в три раза по количеству, построили своё производство кофе с лидером рынка – Tasty Coffee, плотно подошли к своим первым поглощениям других сетей, продвигаем финансовую программу «ребрендинг» для поддержки частных кофе-баров в переходе под наш бренд, начали первый проект федеральной маркетинговой активности с Евгением Чебатковым в качестве лица бренда.

Это если кратко про то, что на поверхности. Внутри же проделано столько работы, что и не перечислить.

Как я говорил ранее, мы полностью изменили подход к франшизе. Вместо продажи кофе-баров, как «первого бизнеса для новичков», мы сконцентрировались на модели развития бизнеса франчайзи, которые видят в нём возможность для создания собственного капитала и готовы открывать от 10 кофе-баров.

Вы заявляли о планах открыть 1000-1500 точек за счёт поглощения других сетей. Как поменялись ваши планы?

Череда кризисов не позволяют органически развиваться с такой скоростью. Однако как я и говорил, мы находимся в активной фазе переговоров с другими игроками рынка и, вероятно, скоро достигнем нижней планки в 1000 точек.

Для нас это скорее психологический уровень, ведь подобный рубикон перешли в своём развитии не так много российских компаний. Потенциалом рынка для себя мы по-прежнему видим в 3000 точек. Правда из-за внешних событий пока не знаем, когда это произойдёт.

Как прошёл ваш 2022 год: самые тяжёлые проблемы, достижения, неожиданные плюсы и минусы?

Год прошёл хорошо. Сюжетные повороты перестают быть сюрпризами, мы постепенно начали к ним привыкать. Жизнь не будет прежней в части стабильности, но она таковой никогда и не была. Увеличились скорости изменений и бизнесу приходится встраиваться в эту реальность. По-другому быть не может, поэтому бизнес из этого драмы не делает.

В моей отрасли много компаний заканчивают год перевыполняя планы по выручке. Много качественных изменений происходит внутри и, как следствие, трансформируются планы и видение будущего.

Повторюсь, это больше касается качества, а не количества. У всех было время подумать над тем, сколько мы «не дорабатываем» в текущей конфигурации бизнеса. Нам точно есть чем заниматься в ближайшие годы.

Каких результатов вы ожидаете по итогам этого года?

Мы их уже не ждём, мы их видим. Более того, мы их видели уже с приходом осени. Качественные изменения бизнеса принесли увеличение выручки LFL [Like for like, соотношение показателя за текущий и прошлый отчётный период — прим. ред.] к прошлому году до 40% по сети в ряде месяцев.

Мы начали важные структурные проекты в компании, связанные с расширением ассортимента, успешно прошли стресс-тест собственного производства кофе и сейчас наращиваем его объёмы, перешли к поглощениям конкурентов.

Как будет развиваться ваш бизнес в 2023 году, какие планы?

Мы планируем наращивать присутствие на рынке не только открытием новых точек, но и поглощениями других сетей, переводом частных кофе-баров на обслуживание в нашу управляющую компанию.

В последнем случае можем предложить лояльные условия как по ценам торгового дома, так и частичному субсидированию этого перехода. Хотим «играть в долгую».

Что ждёте от будущего года?

Я считаю, что в 2023-2025 годах будут формироваться общие «правила игры», а в 2025-2030 будет меняться ландшафт бизнеса. В рамках этих изменений COFFEE LIKE планирует занять доминирующее положение на рынке франчайзинга по количеству торговых точек.

Рубрика:
{}HORECA

ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ