Регистрация прошла успешно

Регистрация прошла успешно

На ваш e-mail пришло письмо с подтверждением

На вашу почту отправлена ссылка для восстановления пароля

Восстановление пароля
Все новости
16:11, 21 Апреля
ПЛАС-Форум «Банковское самообслуживание, ритейл и НДО 2021» – ключ на старт!
15:56, 21 Апреля
АШАН готов к реализации молочных продуктов с маркировкой
15:48, 21 Апреля
Ригла удостоена звания «Аптека года» по итогам премии Smartpharma Awards-2021
15:40, 21 Апреля
Острова, которые мы заслужили: как пандемия повлияла на малый ритейл
13:55, 21 Апреля
Магнит создал клуб владельцев домашних животных «pro.питомцев»
13:42, 21 Апреля
Первый хаб СБЕР ЕАПТЕКИ открылся в Астрахани
13:30, 21 Апреля
Как «Святой Источник» помог пользователям ежедневно следить за потреблением питьевой воды
13:22, 21 Апреля
Ростелеком представил одобренную советом директоров стратегию до 2025 года
13:09, 21 Апреля
Оборот СберМаркета в первом квартале увеличился в 6,5 раз
13:07, 21 Апреля
Ситилинк: россияне обновили центры домашних развлечений
15 Августа 2018, 16:00

АКОРТ: закон не должен вызывать желания его обойти

1.jpgСергей Беляков, председатель Президиума АКОРТ

Запрет на возвраты как часть ограничительного регулирования

Резонансность законопроекта о запрете на возврат просроченных продуктов обусловлена, с одной стороны, тем, что он является частью фундаментальных изменений закона, регулирующего деятельность торговых сетей, с другой – тем, что он существенно меняет условия, в которых работают все игроки рынка, вынуждая их пересматривать свои стратегии развития. Ритейлерам тоже придется учитывать влияние этого фактора при принятии решений об инвестициях, при формировании закупочной и ценовой политики и всего прочего. А все, что представляет собой дополнительное ограничение для деятельности бизнеса, естественным образом сдерживает его развитие, и, что еще более важно, – мешает разрабатывать долгосрочные стратегии развития, потому что такого рода изменения вносятся с тревожащей регулярностью.

Не исключено, что в ходе второго чтения в законопроект будут предложены еще более резонансные изменения, например, связанные с ограничениями по штрафам, которые сети могут налагать на поставщиков. То есть мы видим явно однобокий подход к регулированию договорных отношений. Я – апологет регулирования отношений между сетями и поставщиками при помощи гражданско-правовых отношений и заключения двусторонних договоров. И опыт показывает, что поставщики уже научились диктовать – в хорошем смысле – сетям условия, на которых они готовы работать, а сети научились их соблюдать и при необходимости корректировать. Конечно, рыночная сила позиции поставщика или сети зависит от их масштаба, но в любом случае все стороны понимают необходимость соблюдения разумного баланса, нарушение которого в формате, например, получения неоправданных преференций одним из участников процесса, искажает в итоге всю систему отношений. На мой взгляд, поправка, о которой я сказал выше, может появиться исключительно из желания спекулировать на якобы ущемленных интересах наших производителей

Вторая чувствительная для ритейлеров инициатива – это ограничение торговой надбавки. В чем заключается опасность данного законопроекта? Опыт государственного регулирования цен наша торговля получила еще в СССР, и результатом этого «проекта» были пустые полки по привлекательным ценам. Аксиома, которую законодатели почему-то в упор игнорируют: торговая сеть не будет устанавливать цену, которую не сможет заплатить массовый потребитель, который является ее целевой аудиторией. Сети зависят от покупательского трафика: чем он ниже, тем выше издержки, тем меньше доходность и маржинальность бизнеса в целом. Утверждение, что сети устанавливают цены, приемлемые для потребителя, может показаться не имеющим отношения к действительности, однако оно опирается на статистику. Во-первых, темпы роста оптовых цен с начала года (в среднем от 8 до 30%, справедливости ради – вполне экономически оправданные) заметно выше, чем темпы роста розничных (продуктовая инфляция составляет менее процента в месяц). Во-вторых, индекс продуктовой инфляции остается невысоким – ниже чем остальные показатели потребительской инфляции. При этом мы имеем сейчас многократные настойчивые обращения переработчиков свинины и птицы к сетям по вопросам изменений условий поставки. Найти идеальное решение, чтобы не отпугнуть потребителя и в то же время не ущемить поставщика, очень сложно. Тем не менее нам пока удается сдерживать инфляцию. А все попытки законодательно ограничить уровень надбавки, игнорируя существующие рыночные инструменты, приведут к неприятным для отрасли искусственным эффектам, таким как товарный дефицит, рост цен, рост издержек и пр. Есть и еще одна причина считать такого рода меры избыточными. Конкуренция на продуктовом рынке достаточно высокая, и, даже если не брать в расчет небольшие торговые точки «у дома», в любом жилом районе даже среднего города, скорее всего, можно найти два-три сетевых магазина. Такая плотность на квадратный метр – отличный стимул для ритейлеров следить за уровнем цен, не позволяя им превышать адекватный для возможностей потребителя уровень. Подытоживая, могу сказать, что обсуждение данного законопроекта больше всего похоже на демонстрацию желания законодателей все жестче регулировать отрасль, которая в состоянии регулировать себя самостоятельно.

Будут ли выигравшие от снижения порога доминирования для сетевого ритейла?

С одной стороны, все, что мешает развитию конкуренции, принято расценивать как однозначно негативный фактор. С другой – нельзя не учитывать растущий уровень консолидации рынка, а также неспособность небольших магазинов нести существующие финансовые и регуляторные издержки и их практически полную зависимость от поставщиков. Будем честными – малые сети проигрывают федеральным коллегам по многим параметрам: с точки зрения ассортимента, цен, объемов продаж, как следствие, – с точки зрения объема налоговых платежей. Между тем задачу обеспечения населения продуктами питания никто не отменял. И в каждом конкретном регионе ее приходится решать по-своему. Если порог доминирования будет снижен, смогут ли небольшие сети стать полноценной заменой федеральным игрокам? Готовы ли в каждый конкретный регион прийти другие сети на место «сокращенных»? Не получится ли в конце концов так, что в некоторых населенных пунктах вообще не окажется торговых точек? Кроме того, в некоторые регионы готовы идти далеко не все сети – не для всех и не всегда активная экспансия означает приемлемую доходность. Ведь немногие ритейлеры способны сбалансировать свои издержки через большое количество точек, тем самым минимизировав их эффект в конечной цене. Тем более в условиях нестабильной экономики и снижения потребительской активности компании очень нескоро удается выйти на прибыль при открытии новых точек.

Нужна ли отрасли прививка саморегулирования?

Мы сейчас проводим серию консультаций с отраслевыми союзами поставщиков продукции и с союзами потребителей с целью выработать условия, на которых мы смогли бы вернуться к дискуссии о Кодексе добросовестных практик 2.0 и выявить возможные зоны компромисса. Если все стороны встанут на единую позицию, мы сможем противостоять всем инициативам, ужесточающим регулирование торговли и ухудшающим состояние отрасли. В конце концов, проще не ждать нового закона и потом игнорировать его нормы в силу их невыполнимости, гораздо целесообразнее выработать пути решения любых конфликтных моментов своими силами – силами ритейлеров и поставщиков. Ведь даже если какая-либо поправка придется по душе всем заинтересованным сторонам, нет никаких гарантий, что в процессе чтений она не модифицируется и в следующей редакции ее эффект для отрасли будет хорошо если нулевым. Принятие концепции саморегулирования означает готовность всех участников договора в случае необходимости идти на разумные уступки.

Важно понимать, что наличие действующего Кодекса добросовестных практик налагает определенные обязательства на всех участников отрасли, а не только на тех, кто его подписал. Возможно, что там будут присутствовать ограничения даже более жесткие, чем предусмотрено законодательством. Как это в идеале работает – можно судить по другим отраслям, в которых действуют правила саморегулирования. Если компания осуществляет определенный вид деятельности, она обязана быть членом СРО. И все обязательства, которые СРО порождает, они коррелируют с ответственностью за их неисполнение. Нарушитель лишается права вести деятельность на рынке. Возможно, в розничной индустрии также имеет смысл двигаться в этом направлении и вводить обязательность членства в СРО. Таким образом, увеличиться значимость саморегулирования на рынке. Но всегда и есть и другая сторона вопроса: есть примеры того, когда кодексы добросовестного поведения навязываются только потому, что не соблюдение требований означает получение конкурентных преимуществ по сравнению с теми, кто на себя эти обязательства на себя принял. Резюмируя, повторю, что к любым запретам и санкциям нужно относиться очень осторожно. В конце концов всегда будут находится недобросовестные желающие эти запреты обойти.

С мнением Сергея Белякова по вопросу повышения НДС вы можете ознакомиться здесь


Теги:
Понравился материал? Поделись.
ЖУРНАЛ RETAIL&LOYALTY №8 (95) 2020

будь в курсе
новостей индустрии