Регистрация прошла успешно

Регистрация прошла успешно

На ваш e-mail пришло письмо с подтверждением

На вашу почту отправлена ссылка для восстановления пароля

Восстановление пароля
Все новости
11:30, 23 Октября
Российские производители колбас и сосисок уведомили о росте цен на 7-20 процентов
10:00, 23 Октября
Главное: поставки fashion-продукции, введение нерабочих дней и регулирование онлайн-ритейлеров
18:38, 22 Октября
«Регуляторная гильотина»: как новые требования трудового законодательства повлияют на ритейл
16:24, 22 Октября
«Лента» запустила собственную экспресс-доставку в приложении AliExpress Россия
16:06, 22 Октября
Перекресток увеличивает продажи с помощью обучения сотрудников VR-технологиям
15:07, 22 Октября
Штрафы и ограничения: как «Опора России» предлагает регулировать онлайн-ритейлеров
14:22, 22 Октября
Роспотребнадзор проверил 33 предприятия АО «Дикси Юг»
12:47, 22 Октября
Все для клиентов: улучшение пользовательского опыта и внедрение machine learning в цифровые продукты РИВ ГОШ
12:17, 22 Октября
Дмитрий Москаленко озвучил позицию РСТЦ на период локдауна
11:39, 22 Октября
В Беларуси открылся первый сортировочный центр Ozon
20 Сентября 2017, 12:50

Новое поколение китайцев «я могу» перестраивает экономику в стране и в мире

Helen Wong_HSBC_фото.jpgРассказывает Хелен Вонг‎, исполнительный директор HSBC в регионе Большой Китай.

В 1950-60-е годы мировая экономика была преобразована появлением американского потребителя. Сегодня место у экономического руля заняли молодые китайцы, которых мы называем поколением «я могу» (‘i-can’ generation). 

Стремительные социальные и экономические изменения в Китае в последние три десятилетия обусловили возникновение нового потребителя. Годы экономического роста способствовали тому, что нынешнее поколение «я могу» получило новые возможности вместе с развитием цифровой экономики в Китае, ядром которой являются электронная торговая площадка Taobao и мессенджер WeChat.

Фактически китайское поколение «я могу» перескочило из доцифровой эры сразу в эпоху мобильного интернета, пропустив этап персонального компьютера. Его активность в сфере электронной торговли сформировала одну из самых больших в мире цифровых экономик и послужила становлению нового поколения китайских IT-компаний, которые сейчас имеют заметное влияние на мировой арене. 

Демографические характеристики поколения «я могу» очень своеобразны. Оно несет в себе черты как западных беби-бумеров, так и миллениалов в рамках одного и того же поколения. Это означает, что эти люди обладают всеми возможностями, оптимизмом и благосостоянием, доступными беби-бумерам, и при этом также имеют в своем распоряжении все современные технологии.

d443d32ff4fa1d640a6d5d188d96114b.jpgУ поколения «я могу» более глобальное мировоззрение по сравнению с их родителями. Являясь единственными детьми в семье в результате «политики одного ребенка», представители этого поколения приобрели установку «Я способен на все», трансформирующую общество и экономику страны. Они также более светские, предприимчивые, настроены индивидуалистски, имеют более широкие взгляды и хотят тратить деньги.

К представителям поколения «я могу» относится более 400 млн человек, что составляет почти одну треть населения Китая и что больше численности трудоспособного населения США и Западной Европы вместе взятых. По прогнозам, это новое поколение станет движущей силой  65-процентного роста потребления в Китае до 2020 года, когда доля этой группы достигнет 53% от общего объема потребительских расходов, продемонстрировав рост с 45% в 2016 году.

Его совокупный экономический потенциал может быть проиллюстрирован несколькими статистическими данными. Число интернет-пользователей в Китае превысило 730 млн человек и равно общей численности населения ЕС, в два раза превышая численность населения США. Более 95% представителей цифрового поколения «я могу» используют смартфоны для коммуникации друг с другом. Примерно полмиллиарда человек используют смартфоны для совершения платежей. Более 200 млн – для заказа еды с доставкой. В прошлом году за один день, «День холостяков», представители поколения «я могу» сделали покупки на сумму 17,8 млрд долларов США, превысившую совокупные расходы покупателей в США на День Благодарения, в «Черную пятницу» и в «Киберпонедельник» в 2016 году.

Без сомнения, это поколение готово стать главной движущей силой китайского потребительского рынка, которая будет стимулировать экономический рост в стране. Покупательная способность поколения «я могу» преобразовывает традиционную модель развития, основанную на иностранных инвестициях и экспорте, в сторону роста за счет внутреннего потребления. Это означает, что представители «я могу» скоро превратятся в ведущую силу международного экономического развития.

Потребителям «я могу» свойственна взыскательность и ориентация на глобальные ценности. Они более разборчивы в том, на что они тратят деньги, предпочитая товарам потребление услуг и переходя от товаров массового потребления к премиальному сегменту. Они стремятся к более сбалансированному образу жизни, где приоритетом выступают здоровье и личные впечатления. Это означает, что они склонны тратить наибольшую долю своих доходов на здравоохранение, стиль жизни, развлечения, товары для дома и услуги, а не на предметы первой необходимости.

Эти изменения в характере потребления стали стимулом для инноваций и развития в частном секторе экономики, целью которых было соответствие растущим потребностям потребителей. В первую очередь это очевидно в IT-индустрии, где китайские компании, такие как Alibaba в электронной торговле, Tencent – в социальных медиа и поисковый гигант Baidu, – все стали ведущими глобальными бизнесами.

33b26a4d1507e8bc14ebe140e64.jpgК  примечательным относятся факты:

- В 2016 году китайцы потратили 5,5 трлн долларов США через мобильные платежные платформы, что примерно в 50 раз больше аналогичных расходов в США.

- Пользователи WeChat, принадлежащего Tencent, в 2017 году отправили около 46 млрд цифровых «красных конвертов» во время Китайского Нового года, в то время как через PayPal в течение всего 2016 года было совершено 6,1 млрд платежных трансакций. 

- Платежный аффилиат Alibaba, фонд Yu’e Bao, входящий в структуру Ant Financial, стал одним из крупнейших онлайн-фондов. На конец 2016 года фонд управлял средствами в размере 165 млрд долларов США, принадлежащими более чем 325 млн клиентов. 99,72% клиентов фонда являлись индивидуальными инвесторами и 0,28% – институциональными инвесторами.

- Кроме того, самый крупный китайский игрок на рынке P2P Lufax, застрахованный компанией Ping An Insurance, на конец 2016 года имел более 28,38 млн зарегистрированных пользователей, число которых по сравнению с концом 2015 года выросло на 55%. В прошлом году объем трансакций Lufax достиг почти 854 млрд долларов США, увеличившись на 280% по сравнению с 2015 годом.

Перечисленные выше игроки  не просто предоставляют пользователям отдельную мобильную платформу, они предлагают единое финансовое решение, основанное на мобильных технологиях. Alibaba и Tencent встроили в свою мобильную платформу сервисы для различных сфер жизни, включая оплату коммунальных услуг, транспорт и отели. Вы можете сделать практически все что угодно и в любом месте, просто проведя пальцем по экрану своего смартфона.

Проще говоря, потребители могут следить за своими ежедневными расходами с помощью функции учета у платежных систем Alipay или Tenpay, которые автоматически сохраняют данные о каждой трансакции и анализируют движение денежных средств. Пользователи также имеют доступ к сервисам кредитования, бартерным сделкам и управлению активами, например, торговле фондами и акциями.

В долгосрочной перспективе эти новые, современные китайские потребители поколения «я могу» преобразуют страну в направлении цифровой и движимой потребительским спросом экономики. И мощная покупательная способность этого поколения станет не только опорой устойчивого развития Китая, но и основным источником международной экономической стабильности.
По материалам HSBC.

Понравился материал? Поделись.

Теги:
Подписывайтесь на наши группы,
чтобы быть в курсе событий отрасли.
Станьте нашим автором.
Увеличьте лояльность своих читателей