Регистрация прошла успешно

Регистрация прошла успешно

На ваш e-mail пришло письмо с подтверждением

На вашу почту отправлена ссылка для восстановления пароля

Восстановление пароля
Все новости
16:53, 23 Июля
8 июля состоялся онлайн-форум «"Умный" ритейл» для руководителей отделов развития и инноваций розничных сетей
16:39, 23 Июля
Торговая отрасль поставила рекорд по заявкам на премию правительства РФ в области качества
15:56, 23 Июля
Работники торговли на рынке труда
15:43, 23 Июля
В московских супермаркетах Азбука вкуса появилась услуга самовывоза click & collect
15:31, 23 Июля
Пакет нужен? или Как менялась отрасль торговли в России
15:17, 23 Июля
Маркировка позволяет контролировать срок годности произведенных в России вакцин против COVID 19
13:59, 23 Июля
Лента и Henkel помогли детям в рамках акции «Крышечки доброты»
13:26, 23 Июля
Дрона ждать слишком долго, заберу из магазина сам: тренды хайтек-шопинга
13:19, 23 Июля
Россияне рассказали, из-за чего ссорятся с соседями во время ремонта
12:44, 23 Июля
Самокат набирает производителей альтернативных продуктов для «стартап-полки»
19.09.2013

Сбыт фальшивок: кассир как «самое слабое звено» обработки наличных?

О причинах того, что ритейл стал одним из активных каналов распространения поддельных денежных знаков в стране, и необходимых мерах противодействия этому виду преступлений журнал Retail&Loyalty побеседовал с Игорем Милорадовым, главным экспертом экспертно-криминалистического центра (ЭКЦ) МВД РФ.
Игорь Милорадов, главный эксперт экспертно-криминалистического центра (ЭКЦ) МВД РФ

R&L: Насколько сегодня велика проблема фальшивомонетничества в России? Насколько удается преступникам имитировать защитные признаки банкнот, каковы основные каналы их сбыта?

И. Милорадов: Несомненно, прошедший 2012 год продемонстрировал определенный спад активности фальшивомонетчиков. По сравнению с предыдущим годом, кривая числа выявленных подделок поползла вниз: со 120 тыс. штук в 2011 г. до цифры приблизительно в 100 тыс. фальшивых дензнаков, выявленных за 2012 г. Прогнозные оценки на 2013 г. дадут нам 70–80 тыс. штук поддельных рублевых банкнот за весь год (при допущении, что динамика циркуляции продукции фальшивомонетчиков будет оставаться на уровне, продемонстрированном в 1-м полугодии нынешнего года).

Тем не менее эти данные говорят не столько о каких-то кардинальных успехах в подавлении самого явления фальшивомонетничества (и тем более не о его скором исчезновении в России), сколько о том, что преступники окончательно сформировали у нас достаточно сбалансированную экосистему, нашли оптимальное соотношение многих параметров своего «бизнеса», включая соизмеримость себестоимости подделки защитных признаков и объемов сбыта.

Кроме того, многие существовавшие ранее мелкие группы по изготовлению фальшивок по ряду причин исчезли, а выжившие более крупные и устойчивые сообщества фальшивомонетчиков, с накоплением опыта, сегодня дробятся и расщепляются. Это приводит к относительным трудностям в выявлении центров производства фальшивых купюр и упрочению экономических позиций преступников, которые прошли своего рода естественный отбор в конкурентной борьбе на рынке фальшивок. Именно в этой среде сегодня отлажен процесс выпуска фальшивых банкнот и налажено изготовление достаточно качественной имитации защитных признаков, что гарантирует определенный уровень сбыта, который устраивает преступников.

Таким образом, можно констатировать, что в последнее время российские фальшивомонетчики, частично уменьшив объемы своей «продукции», значительно усложнили сами технологические и организационные схемы преступлений. При этом одним из важных трендов этой «оптимизации» их преступного бизнеса является то, что теперь они во многом стараются имитировать защитные признаки на фальшивых купюрах дифференцированно – исходя из конкретных сбытовых целей. Так, фиксировались разные партии фальшивых купюр с ими- тацией защитных признаков для сбыта ря- довым гражданам, для сбыта кассирам, для сбыта в устройствах самообслуживания (платежных терминалах, АТМ и т.п.). К со- жалению, одним из важных и устойчиво популярных у мошенников каналов сбыта подделок по-прежнему остаются кассы тор- гово-сервисных предприятий.

Российский ритейл должен прилагать усилия в области повышения квалификации и уменьшения текучки кассиров и повышения престижа этой профессии

R&L: Почему, на ваш взгляд, российские торгово-сервисные предприятия сегодня оказались в числе фаворитов у фальшивомонетчиков при использовании в качестве канала сбыта подделок?

И. Милорадов:С точки зрения экспертов, такая ситуация в значительной мере складывается за счет низкого уровня подготовки персонала, отвечающего за прием денег у населения в большинстве торговых точек нашей страны. При этом, с одной стороны, низкая квалификация кассиров стимулирует мошенников использовать их как устойчивый канал сбыта. С другой стороны, банки и ТСП сегодня мало заинтересованы в повышении квалификации кассиров в магазинах из-за высокой «текучки» среди этой категории персонала и распространенной в российском ритейле практики перекладывания рисков от получения фальшивок на самих кассиров (что, естественно, демотивирует компании вкладывать деньги в их обучение). Оценить же профессиональную грамотность и подготовленность конкретного кассира мошенникам не так уж сложно: достаточно пару раз пройтись по нескольким выбранным в качестве «целей» магазинам в роли честного покупателя.

Еще одним фактором, также в определенной степени облегчающим мошенникам ра-боту с кассирами ТСП, является особенно распространенная за пределами Москвы и Санкт-Петербурга схема финансирования закупок техники и оборудования для проверки подлинности банкнот. Ограниченные объемы финансирования и тен- дерный принцип отбора моделей для закупок, где основным фактором является цена, приводят к массовым поставкам «среднего» по своим характеристикам оборудования. Такое оборудование в ряде случаев не обеспечивает должного уровня выявления подделок, особенно в сочетании с низкой квалификацией или большой загруженностью эксплуатирующего эти устройства персонала торгово-сервисных предприятий. Такая ситуация в регионах стимулирует мошенников использовать некоторые регионы РФ, слабо обеспеченные оборудованием для проверки банкнот на подлинность, как места приоритетного сбыта фальшивок. Таким образом, можно констатировать, что общий качественный уровень детектирующего и просмотрового оборудования, более низкий в российских регио- нах, чем в той же Европе, также влияет на стратегию деятельности индустрии фальшивомонетчиков и их выбор ритейлового канала сбыта в качестве основного.

Динамика выявления поддельных купюр в 2006–2012 гг. Источник: ЦБ РФ

R&L: Отличается ли в этом плане наша ситуация, скажем, от европейской? Какие каналы сбыта фальшивок наиболее популярны там?

И. Милорадов:Начну с того, что в странах ЕС, при гораздо большем объеме циркулирующих поддельных евробанкнот, очень большая часть поддельных купюр изымается в устройствах банковского самообслуживания. Эта доля намного выше, чем в России. И это говорит не только о том, что профессиональная подготовка кассиров в Европе находится на гораздо более высоком уровне, чем в России, и в обучение соответствующего персонала ТСП вкладываются местные банки и ритейлеры. Это свидетельствует и о том, что существует определенная качественная разница между применяемыми в ЕС и в России детекторами валюты для устройств самообслуживания. Есть ряд оснований полагать, что значительная часть рублевых фальшивок многими нашими банкоматами, и в особенности терминалами, не детектируется и пропускается.

Этому есть своя причина. К сожалению, в России многие банки вынуждены закупать технику не самого высокого ценового и качественного уровня. В частности, давняя проблема многих поставленных в Россию банкоматов состоит в том, что их детекторы зачастую не способны эффективно выявлять такие фальшивки, как составные банкноты, склеенные из подлинных частей. Данная проблема фиксируется нами уже на протяжении многих лет, и не секрет, что в таком канале сбыта, как устройства банковского самообслуживания, составные банкноты занимают видное место.

R&L: Какие меры, с вашей точки зрения, наиболее эффективны сегодня для противодействия дальнейшему распространению фальшивых денег в розничной торговле?

И. Милорадов: Можно с сожалением констатировать, что к настоящему моменту российские фальшивомонетчики достигают иногда достаточно высокой квалификации в своей «работе». Так, достаточно большая доля выявленных фальшивок изготовлена специально для кассиров, использующих просмотровые приборы: начиная с 2007 г. на тысячерублевых купюрах успешно имитируется ИK- и ультрафиолетовая защита, эти же защитные признаки успешно имитируются ими и для пятитысячного номинала. Частично – но лишь частично – проблему решают ЦБ и Гознак, выпуская новые серии банкнот с повышенной защищенностью. У фальшивомонетчиков действительно есть проблемы с подделкой банкнот нового образца номиналами 5000, 1000 и 500 рублей, обладающих более высокой степенью защиты. Сегодня мы видим, что Центральный банк вместе с Гознаком пытаются, каждый на своем уровне, вводить новые и менять некоторые защитные признаки банкнот, улучшать их качество, затрудняя преступникам их «работу». И это, несомненно, вносит свой вклад в наблюдаемый спад этого вида мошенничества. Тем не менее перечисленные меры не могут решить всех проблем: пока старые образцы банкнот находятся в обращении, преступники будут с успехом про- должать подделывать именно их защитные признаки, на имитации которых они, что называется, набили руку.

Если же говорить о других важных факторах и мерах по противодействию фальшивомонетничеству, то здесь, на мой взгляд, должен работать комплексный подход, предполагающий синергию усилий всех участников НДО. Здесь важны и меры государства по повышению защищенности банкнот, и деятельность банков и торгово-сервисных предприятий по закупке высококачественной детектирующей и счетно-кассовой техники и устройств самообслуживания. Несомненно, что российский ритейл должен, в своих же собственных интересах, прилагать усилия в области повышения квалификации и уменьшения текучки кассиров, повышения престижа этой профессии. Подготовленные, квалифицированные кассиры, ценящие свое место и знающие свое дело, оснащенные высококачественными просмотровыми и детектирующими приборами, без сомнения, смогут составить серьезный заслон на пути фальшивомонетчиков.

Но, как это ни парадоксально, самый важный момент в деле снижения эффективности бизнеса фальшивомонетчиков – это информированность и самих граждан – «держателей» наличных денег, их культура обращения с деньгами. Повышать культуру населения в плане отношения к наличным деньгам очень важно, возможно, некоторые элементы такого финансового просвещения стоило бы ввести и в школьную программу. Ведь в конечном счете именно они страдают прямо и непосредственно от действий преступников и более остальных заинтересованы в знании своих денежных знаков и соответствия их критериям подлинности. В этом отношении нам, в частности, сегодня приятно видеть, что Банк России активно пытается донести до населения необходимую информацию о денежных знаках и их защитных признаках путем организации различного рода региональных кампаний, используя для этого самые разные медианосители: от ТВ, радио и газет до плакатов в маршрутках. Снизить ущерб от этого явления, стараясь свести до некого минимального уровня, мы можем и должны – усилиями всех заинтересованных сторон.

Понравился материал? Поделись
Подписывайтесь на канал RETAIL-LOYALTY.ORG  на Яндекс.Дзен