31.08.2016, 16:45
Количество просмотров 2152

Юлмарт: «Мы уже строим российский национальный маркетплейс»

О влиянии экономического кризиса на ритейл, о перспективах создания национального онлайн-маркетплейса и о том, как именно смогут потеснить зарубежные площадки трансграничного e-commerce отечественные игроки, журнал «Retail & Loyalty» беседует с председателем Совета директоров Юлмарта Дмитрием Костыгиным.
Юлмарт: «Мы уже строим российский национальный маркетплейс»
 - рис.1

О влиянии экономического кризиса на ритейл, о перспективах создания национального онлайн-маркетплейса и о том, как именно смогут потеснить зарубежные площадки трансграничного e-commerce отечественные игроки, журнал «Retail & Loyalty» беседует с председателем Совета директоров Юлмарта Дмитрием Костыгиным.

R&L: Год назад вы заявили, что кризис не мешает экономике России быть привлекательной в плане инвестиций и новых проектов. Ваша точка зрения осталась неизменной? Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию для ритейла? В чем ее плюсы и минусы?

Д. Костыгин: Я – контрариан1: если рынок падает, надо покупать. Сейчас в этом плане биржа стала даже чуть менее привлекательной, потому что индекс РТС уже вырос с 600 до 900 пунктов. Но с учетом того, что он составлял в свое время 2400 пунктов, потенциал рынка по-прежнему огромен.

Если смотреть с точки зрения чистой экономики, то мы видим сегодня следующую картину. В России все-таки «кризис» весьма условен: ведь у нас нет безработицы. Если до кризиса была фактически полная занятость, то сейчас безработица как явление существует, но остается на вполне приемлемом и весьма низком уровне. Практически все трудоспособное население занято, а зарплаты не только регулярно выплачиваются, но и индексируются у очень значительной части населения. Соответственно, «колеса» экономики «крутятся». Другое дело, что некоторые товары, в том числе импортные, заметно подорожали, но какие-то ведь и не подорожали вообще. Такое происходит сплошь и рядом в разных странах, в разных индустриях: что-то дорожает, что-то дешевеет. И с этим подорожанием себестоимости бизнес может справиться сотней методов – от репакинга и копакинга до опциональной комплектации.

Поэтому, на мой взгляд, нельзя серьезно говорить про полноценный «кризис» в России. Это определение явно преувеличено. Настоящий «кризис» – он в Испании или Греции, где безработица среди молодежи достигает 40%, когда есть только очень небольшое пособие, нет постоянной зарплаты и главное – нет перспектив. В России же рублевые доходы у населения и относительно низкий уровень закредитованности позволяют людям довольно быстро адаптироваться к новой действительности.

Что касается влияния нынешней экономической ситуации на ритейл, то разные сегменты реагируют по-разному. Например, мы видим по своим продажам, что косметика и парфюмерия чувствуют себя отлично. В таких категориях, как женское белье, у нас, например, падения продаж тоже не было. В категории обувь по всей стране, не только в Юлмарте, наоборот, отмечается серьезный спад продаж. Аналогичная ситуация по глубине падения спроса и во всем авторитейле. А вот у девелоперов жилой недвижимости ситуация самая разная: у кого-то бизнес идет вполне прилично, у кого-то, напротив, глубокий спад.

R&L: А как отразилось падение покупательской способности населения на вашем сегменте бизнеса?

Д. Костыгин: Что мы видим, так это смещение потребительского спроса. Это довольно обычное явление для очень динамичного рынка БТиЭ, просто иногда это смещение более явное, а иногда менее. Когда не было iPhone – на них и спроса не было, а когда они появились – их стали покупать, а Nokia перестали. Условно, раньше хорошо брали пароварки, а сейчас – велосипеды и гироскутеры. Это вопрос постоянного смещения жизненных интересов пользователя, вопрос насыщения спроса в тех или иных категориях и подкатегориях – на такие вызовы любому ритейлеру надо реагировать постоянно, а не только в «кризис».

 - рис.2

Рубрика:
{}

ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ