Регистрация прошла успешно

Регистрация прошла успешно

На ваш e-mail пришло письмо с подтверждением

На вашу почту отправлена ссылка для восстановления пароля

Восстановление пароля
Все новости
17:32, 20 Апреля
Число самозанятых на AliExpress утроилось в 2021 году
16:35, 20 Апреля
Fix Price запустил новое мобильное приложение с обновленным функционалом для клиентов
15:58, 20 Апреля
TopDelivery увеличил выручку на 50% в 2020 году
15:39, 20 Апреля
Coca-Cola в России запускает новую категорию функциональных продуктов
15:29, 20 Апреля
Яндекс.Маркет рассказал какие планшеты и ноутбуки выбирают россияне
15:00, 20 Апреля
Грядут перемены. Какие налоговые изменения могут произойти в России в 2021 году?
14:52, 20 Апреля
Портативный Blade – инновация от Heineken
13:52, 20 Апреля
В первом квартале объекты MALLTECH по трафику вышли на сопоставимые показатели прошлого года
13:41, 20 Апреля
СДЭК открыл первый офис в Израиле
13:37, 20 Апреля
Учащиеся гимназии МГУ создали роботов для Pony Express
23 Декабря 2019, 16:54

Сергей Беляков, АКОРТ: популизм опасен для стабильной экономики

290c1f40b61fecf7d244950c956ad2fc.jpg

В преддверии Нового года председатель АКОРТ Сергей Беляков рассказал об итогах развития розничной индустрии в уходящем году и поделился планами Ассоциации на ближайшую перспективу.

Саморегулирование: сложно, но возможно

В этом году мы, как и планировалось изначально, в отношении с поставщиками сконцентрировались на развитии саморегулирования и создали специальную комиссию по разрешению спорных ситуаций. Нам удалось договориться с ними, что любое регуляторное вмешательство в нашу совместную деятельность чревато негативными последствиями, в т.ч. и для покупателей. Любые законодательные изменения требуют времени на их адаптацию, а значит, неизбежны издержки и стремление их как-то компенсировать. К счастью, 2019 год оказался свободным от каких-либо инициатив по изменению Закона о торговле, и на рынке установился хрупкий баланс. На мой взгляд, это является в равной степени заслугой и АКОРТ, и ассоциаций поставщиков. А также, что самое важное, – свидетельствует об успехе концепции саморегулирования. Скепсис на этот счет был у очень многих, однако текущие результаты полностью опровергают их сомнения.

Второй момент, на котором хотелось бы остановиться, – это готовность отрасли к работе в соответствии со статьей 12 Кодекса добросовестных практик, которая регулирует основания, условия и порядок внесения и взимания неустоек. Дискуссионные вопросы по-прежнему остаются, но даже если снять их в полном объеме не удастся, важным шагом уже стало включение в некоторые пункты новой редакции или дополнительных соглашений, или текстов договоров сетей с поставщиками. Это коренным образом меняет ситуация на рынке: вместо постоянных конфликтов двух неравноправных сторон мы теперь наблюдаем попытки их избежать. И одна из наших задач на следующий год – поддержание заданного тренда. Правда, есть и ложка дегтя, о которой следует упомянуть. Так, проблема доминирования федеральных сетей сменилась проблемой доминирования транснациональных компаний. На мой взгляд, это неправильно. Если мы ратуем за справедливое сотрудничество, ни у одной из сторон не должно оставаться рычагов рыночного давления. В конце концов, это не только нечестно по отношению к партнерам, но и нарушает антимонопольное законодательство.

Оборот розничной торговли: динамика положительная, но незначительная

Хотя ритейл сейчас является одним из немногих секторов экономики, демонстрирующих положительную динамику, по сути, рост рынка очень сильно замедлился, и в 2020 году можно ожидать дальнейшего снижения темпов роста. И это совсем не радует, поскольку отрасль с точки зрения налоговых отчислений, количества занятых сотрудников, формирования добавочной стоимости и вклада в ВВП является одним из лидеров. И замедление развития под давлением макроэкономических факторов – очень тревожный сигнал.

111.png

Еще один примечательный тренд – усиление роли дискаунтеров. Это можно рассматривать, с одной стороны, как ответ ритейла на растущие издержки по содержанию торговых залов, с другой – как ответ на снижение покупательной способности граждан, выбирающих магазины с более низкими ценами. Кроме того, заметно меняется структура потребления: потребители склоняются к выбору более дешевых продуктов питания, что в свою очередь влияет на бизнес-модель и производственные процессы поставщика. Людей, покупающих качественные натуральные продукты, становится все меньше и меньше, а значит, сокращается источник субсидирования социально значимых продуктов. Как следствие, уменьшаются возможности сдерживания инфляции на социально чувствительные группы продуктов. Пока еще сдерживать ее удается, но давление на бизнес становится все более ощутимым.

Существенно меняется поведение потребителей: ходить стали чаще, но покупать меньше. И ритейл соответственно вынужден адаптировать свои бизнес-модели под новую реальность. Каким образом этот тренд будет выражен в цифрах, мы увидим в следующем году.

222.png

Доля отечественных производителей в ассортименте все это время росла и сейчас можно сказать, что импортозамещение в продуктовом сегменте состоялось. По некоторым категориям товаров доля товаров локальных или национальных поставщиков уже достигла 100%. Подчеркну, что мы приветствует появление на полках сетей продукции локальных производителей, прежде всего потому, что это выгодно для сетей с точки зрения издержек на логистику. Важное требование – гарантия долгосрочного сотрудничества и способность поставлять необходимые объемы продукции. В тех регионах, где отсутствуют соответствующие этому требованию компании, мы договариваемся с местной администрацией о создании своего рода агрегатора, который бы брал на себя функцию сбора продукции у небольших поставщиков для отгрузки в сеть. Добавлю, что данные результаты опровергают теорию о том, что сети – это канал сбыта импортных продуктов, мешающих развиваться национальным компаниям.

333.png

Также в рамках региональной программы мы сейчас ездим по стране, встречаемся с местными поставщиками и обучаем их специфике сотрудничества с федеральными и локальными сетями, рассказываем, как сделать правильный выбор, почему работа с «федералами» не всегда является лучшим вариантом.

Индекс потребительской уверенности сейчас находится в отрицательной зоне, более того, этот показатель уже не растет. Динамика тревожная, люди явно готовы к тому, что им придется тратить все меньше и меньше. Скорее всего, в преддверии выборов власти начнут вливания в экономику для поддержки потребительского спроса. Однако очень сомнительно, что эффект от этих действий окажется долгосрочным.

Самочувствие.png

Наконец, еще один нерадостный тренд – это снижение стоимости потребительской корзины в торговых сетях. Это – признак не рационализации поведения, а ухудшения финансового положения граждан.

Вызовы 2020

Основные направления работы АКОРТ на следующий год, по сути, являются продолжением повестки 18-19 годов.

Во-первых, это развитие саморегулирования для того, чтобы не стать заложниками роста издержек и эскалации конфликта одной из сторон. Для этого мы участвуем в регуляторной гильотине с целью снижения регуляторной нагрузки на участников рынка: занимаемся подготовкой отмены действующих нормативно-правовых актов, которые не несут в себе никакого практического смысла, а также подключаемся к процедурам согласования всех новых законодательных инициатив и подзаконных нормативно-правовых актов.

Во-вторых, наша задача – не допустить ухудшения положений действующего законодательства, т.е. в идеале продолжить практику отсутствия поправок в Закон о торговле. Для ритейла и производителей это будет означать возможность спокойно планировать свою деятельность, не опасаясь перманентных изменений законодательства без возможности оценить их последствия. Например, сейчас ведутся опасные разговоры относительно введения ограничений торговой наценки: на эту тему я вижу множество спекуляций, в которых при этом понятие наценки путается с маржинальностью. Торговые наценки действительно могут быть значительными, поскольку они связаны с издержками на аренду и оборудование торгового зала, коммунальные платежи, налоги, зарплату персонала и пр. Маржинальность же сетей при этом редко когда превышает 3%, а вышеупомянутые негативные экономические факторы будут способствовать ее снижению. Фиксация цен вынудит поставщиков реализовывать свои продукты по боеле низким ценам, лишаясь доходности и возможности инвестиций в модернизацию производства. Все мы в итоге станем заложниками этого снежного кома, и проиграет тот, ради кого все это затевается, т.е. потребитель.

Существует гораздо более эффективный подход к снижению стоимости товара на полке – это снижение издержек у всех участников цепочки и увеличение доходов населения. Если у потребителей будет достаточно средств, чтобы приобретать качественные продукты, возникнет конкурентная борьба за клиента и цены пойдут вниз. Пока что мы видим только негативные последствия от снижения покупательной способности, сказывающиеся на доходности как сетей, так и поставщиков, и прежде всего речь здесь идет о промоакциях. Доля продукции, которая реализуется в рамках промопрограмм, постоянно растет, и никто пока не нашел оптимального пути выхода из этой ловушки. Принятие же ограничений по торговой наценке вообще загонит отрасль в тупик.

И это не единственная спекулятивная интервенция по стороны политиков-популистов. Здесь же следует упомянуть периодически возникающие пожелания ограничить время работы сетевого ритейла и торговых центров, которые «убивают малый бизнес». В крупных городах, где многие граждане могут зайти в магазин только поздно вечером, принятие такого закона станет катастрофой. При нормальной экономической ситуации процветают все форматы – от гипермаркетов до ярмарок выходного дня. И очевидно, что рынки равноценной заменой сетям не станут уже никогда. Принятие любой из этих мер неизбежно приведет к ухудшению положения всех сторон, включая потребителей.

Следующий момент связан с контролем качества продукции. Действующее законодательство в принципе исключает возможность неконтролируемой и безответственной продажи через торговые сети небезопасной или некачественной продукции, которая по своим характеристикам не соответствует заявленным стандартам. Все упирается только в эффективность контрольных процедур. То ж самое могу сказать и про ситуации с изъятием некачественной продукции из оборота: нюансов в этом вопросе очень много, однако существующих мер вполне достаточно, чтобы урегулировать проблему мирным путем. Идея о том, что многие проблемы можно решить при помощи расширения законодательства, – в корне ошибочна. И никак к тому же не коррелируется с идеей регуляторной гильотины.

Следующее направление нашей деятельности на 2020 год – это проекты по маркировке и обеспечению прослеживаемости товаров. На мой взгляд, в этом вопросе имеет место непонимание того, кто и за что борется. Попытаюсь со своей стороны интерпретировать позиции некоторых сторон. Поставщики продукции, особенно той, проекты по которой еще не начались, либо те, кто считает в перечень подлежащей маркировке продукции в скором времени будет включены все категории товаров, придерживаются достаточно жесткой позиции, полагая, что маркировка – совершенно неэффективный способ контроля качества и работает она исключительно на формирование дохода отдельно взятой компании за счет дополнительных издержек участников проекта. Позиция АКОРТ иная – мы считаем, что для тех товарных групп, где маркировка доказала свою эффективность, проект необходимо сохранить. Во многих категориях непродуктового ритейла маркировка действительно является серьезным фактором исключения из оборота нелегальной продукции.

Но что касается расширения перечня, мы настаиваем на том, чтобы сначала были проанализированы результаты первых проектов, установлено, достигнуты ли изначально заявленные цели. Далее по итогам анализа можно принимать решение о необходимости внедрения и о том, следует ли предусматривать переходный период или пилотный проект для того, чтобы стороны сумели подготовиться и адаптировать свои бизнес-процессы к предполагаемому внедрению обязательной маркировки. Наконец, чтобы не допустить непосильных для бизнеса издержек, возможность параллельного учета, разные линии контроля для разных видов продукции и пр., мы сейчас дискутируем с правительством относительно исключения из перечня некоторых товарных групп, доля серого рынка в которых близка к нулю. В данном случае целеполагание по маркировке не соответствует декларации, а издержки высоки. А кроме того, себестоимость продукции оказывается близка к стоимости нанесения маркировки, что будет означать ее двукратное удорожание продукции, падение спроса и вывод из ассортимента. Впрочем, падение спроса на легальную продукцию не будет означать падение спроса как такового – потребители будут искать более дешевые и не обязательно законные аналоги. И таким образом, развитие отрасли вернется к уровню 90-х годов.

Здесь имеет смысл сказать пару слов о нашей позиции по некоторым инициативам «ОПОРЫ России», связанным с отменой ЕНВД в 2021 году, в частности, о предложении ввести патентную систему налогообложения для всех видов деятельности, в отношении которых сейчас применяется ЕНВД. Тенденция, на мой взгляд, опасная: с одной стороны, поддержка малого бизнеса – дело благое, с другой – чревата неприятными последствиями. Создается конкуренция налоговых режимов для одних и тех же типов компаний, что стимулирует их переходить на специальный режим. И в конце концов крупные сети оказываются вынуждены конкурировать с такими же крупными организациями, только не платящими налоги. Иначе говоря, принимая такие законы, мы будем поощрять развитие «черкизовских рынков» – не более того. Лучше все-таки поощрять рост доходов населения и спрос на качественную продукцию.

В области экологии и работы с отходами АКОРТ в первую очередь настаивает на том, чтобы компании имели возможность решать вопросы по вывозу мусора самостоятельно, без привлечения в обязательном порядке государственного оператора.

Наконец, пока еще остается нерешенным вопрос с эквайрингом. Банк России отказался поддержать нашу инициативу по административному регулированию размера ставки эквайринга, сочтя это антирыночной мерой. И у нас сохраняется монополия некоторых кредитных организаций, которые фактически диктуют уровень ставки и за счет комиссий развивают собственные программы лояльности. Мы не против таких инвестиций в принципе, не против увеличения доли безналичных платежей и пр., мы против того, что это развитие идет за счет доходов ритейла.

Система быстрых платежей с комфортной ставкой 0,4% могла бы стать эффективным альтернативным решением, однако ситуацию портит отсутствие в этом проекте главного системообразующего банка.

В заключение еще раз отмечу два основных риска для развития нашей отрасли: это снижение доходов населения, ухудшение экономического положения всех участников товаропроводящей цепочки и риск регуляторного воздействия. Несмотря на запуск регуляторной гильотины, различные инициативы все равно будут появляться, и остается только надеяться, что до реализации они не дойдут. Поскольку скоро запускается новый электоральный цикл, можно ожидать волны популистских законов, которые негативно повлияют на все секторы экономики, включая ритейлеров, поставщиков и потребителей.

Понравился материал? Поделись.
ЖУРНАЛ RETAIL&LOYALTY №8 (95) 2020

будь в курсе
новостей индустрии